Дневник кино
  

Россия, 2005, 105 мин.

комедия / боевик

Режиссер: Алексей Балабанов

Продюсер: Сергей Сельянов

Сценаристы: Алексей Балабанов, Стас Мохначев

Оператор: Евгений Привин

Композитор: Вячеслав Бутусов

В ролях: Алексей Панин, Дмитрий Дюжев, Никита Михалков, Сергей Маковецкий, Виктор Сухоруков, Дмитрий Певцов, Кирилл Пирогов, Алексей Серебряков, Андрей Мерзликин, Юрий Степанов, Григорий Сиятвинда, Анатолий Журавлев, Гарик Сукачев, Андрей Панин, Александр Баширов, Андрей Краско, Рената Литвинова, Татьяна Догилева, Сергей Глазунов, Жанна Болотова, Виктор Бычков, Павел Иванов, Александр Овчинников, Юрий Гальцев, Максим Уханов

Жмурки

Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10
Награды
Постеры

Игорь Долгачев
31 мая 2005

Балабанов жалуется на отсутствие интересных и талантливых сценариев, потом берёт писанину бывшего футболиста Мохначёва, чуть правит её и снимает кино. Что ж, если и стоит благодарить скуку и застой в жизни творцов, так это за принятие хоть какого-то решения.

Режиссёру потребовались три ленты, - Брат, Брат 2, Война – снятые в разное время и с недоступной массам формой иронии, чтобы в Жмурках освободиться от оков брутального режиссёра-интеллектуала и предстать перед зрителями «чернушным» комедиантом-дилетантом. И вот, выпятив грудь с надписью "Балабанов", держась за руки с плеядой героев-звёзд, от Сукачёва до Михалкова, он напоминает «всем выжившим» о страшном, чудовищном периоде середины 90-х, смягчая трагизм происходящего фарсом, а слёзы о былом – смехом. Даже тут концепция режиссёра неоригинальна, чего уж говорить, что ожидания мастерской селекции шутки и мудрости не оправдались. Художественного смешения памяти прошлого и воображения настоящего не состоялось.

Два героя (в блестящем исполнении Панина и Дюжева) выполняют приказы Михалкова, которого здесь кличут Михалычем. Персонажи, в своей узколобой прямолинейности приобретшие яркую колоритность и гиперболизованные до того, что им начинаешь сопереживать, выступают как единственно живой организм эпохи, а балабановскую фиксакцию подобных типов всё равно воспринимаешь как очевидный стёб. Не исключено, что и он может показаться утомительным.

Чего всё же искусно добивается Балабанов – так это привнесения в жизнь кукольных героев живую, естественную смерть. Что ни выстрел – падает не художественная бутафория, а реальный человек, хоть и в маске. Здесь, пожалуй, ставка на актёрские сливки важна и необходима. Без этих удивительных перевоплощений – Андрея Панина - в дрожащего интеллигентного архитектора, Юрия Степанова - в дёрганого авторитета, Сергея Маковецкого - в отморозка, мнящего себя крутым, Серебрякова - в отважного доктора-героинщика – так вот, без всей этой талантливой игры картину можно было бы назвать совсем пропащей, схожей с эпизодом из пошлого "Фитиля", чем собственно с кино. Хотя, знаете, и в этом блестящем актёрском капустнике больше чувствуются тенденции т. н. возрождения российского кино - 99% звёздного состава на 1% всего остального, и то – примитивного (но тем, видимо, и популярного). В общем, там, где выигрывает публика, проигрывает Балабанов. А может, и не стоит так недооценивать зрителей.

Финальный аккорд капустника – якобы воплощённая в реальность историческая перспектива – смотрится совсем уж печально. И ни время, ни герои здесь ни причём – о первом Балабанов рассказывает, вторых – показывает. Важнее другое – собственно фильма-то и нет, и какой-либо связанной истории в нем – тоже. Такова, наверное, и суть российской действительности – в ее гордой неповоротливости и недоступности, какими бы усилиями, от смеха до слёз, ее не пытались объездить и покорить.