Дневник кино
  

Франция - Италия, 1964, 101 мин.

драма

Режиссер: Луис Бунюэль

Продюсеры: Мишель Сафра, Серж Зильберман

Сценаристы: Луис Бунюэль, Жан-Клод Каррьер

По роману Октава Мирбо

Оператор: Роже Феллу

В ролях: Жанна Моро, Жорж Жере, Даниэль Ивернель, Франсуаз Лугань, Муни, Жан Озенн, Мишель Пикколи, Жоэль Бернар, Франсуаз Бертен, Алин Бертран, Пьер Колле, Мишель Дакид, Мадлен Дамьен, Марк Эйро, Жан Франваль, Жильбер Женья, ГабриэльГобен, Бернар Мюссон, Жанна Перес, Марсель Рузе, Андре Тэнси, Доминик Соваж, Жан-Клод Каррьер, Клод Жагер, Марсель Ле Флох, Доминик Зарди

Дневник горничной

Journal d'une femme de chamber, Le

Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10
Постеры

Алексей Дубинский
9 января 2007

Шабролевское кино, инкрустированное эскападами Бунюэля. Такое впечатление производит Дневник горничной через сорок лет после выхода – с ретроспекцией в прошлое, когда знаешь уже, чего ждать от Шаброля и чего уж точно не ждешь в фильмах Бунуэля. Типично шабролевский сюжет о провинциальных буржуа, выстраивающих свой уютный мирок и плюющих на творящиеся вокруг бесчинства, преломлен о бунюэлевский сарказм с его излюбленными сюрреалистическими штрихами, от пожилого месье-фетишиста до по-спецназовски вышибающего дверь ногой приходского священника (и в этой роли – начинающий соавтор Бунюэля Жан-Клод Каррьер). То, что Бунюэль вольно или невольно пародировал своего французского коллегу, позже окрещенного певцом и в то же время обличителем буржуа, видится даже в эпизодическом появлении Доминика Зарди (не указанного в титрах), с завидной регулярностью кочующего из одного фильма Шаброля в другой. А в целом, это, конечно, по-бунюэлевски едкий, злой рассказ о залетной горожанке, которая пытается взвалить на себя миссию ангела-истребителя одного фашиствующего негодяя, но заканчивает свою карьеру в постели другого. Жанна Моро с ее непроницаемым, лишенным эмоций лицом точна в компактной, прорисованной скупыми, но острыми штрихами роли парижской фифы. После Дневника горничной Шаброль покажеться лишь пресным комментатором, хотя и он был не прочь взглянуть на высший класс глазами низшего, и довел «горничный» сюжет до истерического крещендо – в Церемонии, своего рода логическом завершении того, с чего начал Бунюэль.