Дневник кино
  

Франция - Италия - Великобритания, 2004, 97 мин.

триллер / детектив / боевик

Режиссер: Оливье Даан

Продюсеры: Люк Бессон, Ален Гольдман

Сценарист: Люк Бессон

По мотивам характеров Жан-Пьера Гранже

Оператор: Алекс Ламарк

Композитор: Колин Таунс

В ролях: Жан Рено, Бенуа Мажимель, Кристофер Ли, Камилль Натта, Джонни Холлидэй, Габриэлль Лазар, Агустин Легран, Серж Рябукин, Андре Пенверн, Франсис Рено, Давид Сарацино, Михаэль Абитебуль, Эрик Эбони, Джо Престиа, Сирил Раффаэлли, Дена Жэм-Пану, Эрик Шевалье, Никита, Виктор Гарривье, Оливье Брошерью, Вильфред Бенаш, Людовик Шёндорффер, Идит Себула, Тьерри Лиагр, Марк Анри, Жиль Третон, Фредерик Марамбер, Николя Симон, Фоско Перитини, Фредерик Мерло, Тьерри Дервен, Кристоф Лавалль, Энрико Ди Джиованни, Жан-Франсуа Галлотт

Багровые реки-2: Ангелы Апокалипсиса

Rivieres pourpres 2 - Les anges de l'apocalypse, Les

Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10
Награды
Постеры

Алексей Дубинский
28 апреля 2004

Прекраснейший рассказ моего детства повествовал о бойком писателе, который пользовался энциклопедией будущего, черпая оттуда умопомрачительные сведения для приключений своего шпиона. Есть подозрение, что практически все борзописцы, ловко жонглирующие разного рода сведениями, люди в некоторой степени энциклопедические. С нею, родной энциклопедией в руках, писал свой очередной "шедевр" Люк Бессон, доставивший наивному зрителю несколько сладостных минут приобщения к высоким духовным терминам. Чего мы только за полтора часа не узнаем о католиках, монашеских орденах, ритуальных службах, христианских символах и значениях. Как ловко, наверное, летали страницы увесистого тома в уверенных пальцах сценариста.

Бессон мне одновременно напоминает сразу двух персонажей фильма. С одной стороны, он тот самый лже-Иисус, который провалялся в койке до самого конца, но зато ахинеи успел насочинять на несколько сиквелов вперед. А с другой, он - это мастер религиоведения Мари, которая провела у койки новоявленного Христа последние минуты фильма, а до этого открывала героям глаза на смысл древности, причем, на их просьбу быть попроще охотнее становилась проще. Есть в фильме чудесный эпизод. Спустившись в подвальную библиотеку монастыря, Мари стопочкой беззаботно складывает несколько томов, чтобы полистать их на досуге. Тут натурально врывается святой отец, закатывающий дикую истерику - мол, кто ты вообще такая, чтобы трогать святые тексты! А что, он прав - мутить питье своем нечистым - вы понимаете, чем - лучше всего не позволять.

Новую байду Бессон сочинил, наверное, на коленке, в перерывах между ужином и постелью. Путь от стола был недолгим, оттого и он не стал сильно утруждаться. Сюжетная конструкция тщательно слизана с первых "Багровых рек": двое полицейских - старый и молодой - постепенно сходятся в одной пространственной точке и заканчивают свое расследование под напором природного катаклизма (в первой части - снежная лавина, здесь - водный шквал). Внутри фильма - обязательная, но ничем не мотивированная схватка молодого с опасным негодяем, в финале - пара шуток про собак.

Объясняет Бессон все походя, не задумываясь. "А почему просто не убить, зачем весь этот ритуальный спектакль?" - спрашивает Реда Ньемана. "Чтобы как следует напугать", - на полном серьезе отвечает Ньеман. Ага, конечно. То есть, просто убить - это еще не напугать. А мы-то надеялись на некий сакральный смысл. Столь же проста и разгадка тайны. Вопрос на рубль оборачивается копеечным ответом. Для непонятливых можно сказать, что перед нами очередные "Искатели потерянного ковчега", только вместо археологов в действие невольно попали копы.

Но успокойтесь - есть в фильме кое-что хорошее. Например, Кристофер Ли собственной персоной; фигура настолько яркая, что затмевает собой банальность выдуманного для него образа и все творящиеся вокруг благоглупости. Стоит отдать Бессону должное - Дракула, гоняющийся за священной реликвией, - это здорово. Еще в "здорово" можно записать несколько неплохо сделанных погонь, в частности, преследование в супермаркете, и расстрел машины Ньемана из древнего немецкого дзота ("эхо войны"). К тому же, постановщик Оливье Даан, пришедший из маргинального кино, временами открыто забавляется изобразительными играми; пусть так - это лучше, чем ничего. В общем, получилась такая крепенькая ерунда на троечку. Второй заход на нее не сделаешь, но разок пережить можно.