Дневник кино
  

Россия, 2007, 153 мин.

драма / детектив

Режиссер: Никита Михалков

Продюсеры: Никита Михалков, Леонид Верещагин

Сценаристы: Никита Михалков, Владимир Моисеенко, Александр Новотоцкий-Власов

По мотивам пьесы Реджиналда Роуза

Оператор: Владислав Опельянц

Композитор: Эдуард Артемьев

В ролях: Сергей Маковецкий, Никита Михалков, Сергей Гармаш, Валентин Гафт, Алексей Петренко, Юрий Стоянов, Сергей Газаров, Михаил Ефремов, Алексей Горбунов, Сергей Арцибашев, Виктор Вержбицкий, Роман Мадянов, Александр Адабашьян, Апти Магамаев, Абди Магамаев, Наталья Суркова, Константин Глушков, Владимир Нефедов, Вячеслав Гилинов, Любовь Руднева, Ольга Хохлова, Игорь Верник, Владимир Комаров, Лаша Марыхуба, Ферит Мязитов, Абдулбасыр Гитинов, Микаэл Базоркин, Меседо Салимова, Сослан Санакоев, Алан Цопанов, Геннадий Терновский, Андрей Сухарев

12

Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10
Награды
Постеры

Алексей Дубинский
23 ноября 2007

В Америке сюжет пьесы Реджиналда Роуза неоднократно обкатывали во всевозможных сериалах, зачастую, в ироническом, даже пародийном ключе. Никита Михалков, режиссер серьезный, по духу проповедник, к иронии не располагает. В контексте российских реалий разгневанные мужчины судят мальчишку-чеченца, обвиненного в убийстве отчима. Судебно-психологическая основа оригинальной ленты подменяется декларативно политической и усиливается с помощью межнационального и социально разнопланового состава присяжных. Русский, еврей, кавказец, работяга, таксист, бизнесмен, политик, шоумен и так далее – все очень похоже на искусственную модель для сборки памфлетов, а не на драматургически достоверную историю. Двенадцать актеров, двенадцать звезд разной величины, включая самого Михалкова во главе жюри, призваны оживить михалковское же миссионерское послание. Кому, чему? Сразу всем, видимо, и никому в частности. Пафосная отповедь несправедливому миру. Десятки монологов о национальных и социальных язвах современности. Зачем это в судебной драме, непонятно, зато понятно, в чем уникальный дар постановщика. Снимая политкорректно выверенное, консервативно устойчивое, по-голливудски стандартно-пресное кино, Михалков умудряется вывести из себя едва не каждого зрителя. Мы покупаемся на эти прокламации и, в зависимости от собственного отношения к создателю, действительно видим или могучего уровня талант, или запредельного уровня пошлость. Вы не поверите, но на самом деле назвать конъюнктурой фильм язык не поворачивается. Конъюнктура предполагает сознательный расчет и отсутствие собственной позиции, подмененной штампами и общими местами. Но Михалков-то верит, в то, что говорит. Или хочет верить в то, что верит. Не его беда, что фильм удачно ложится в общий мейнстримовый поток. Не его проблема, что приз в Венеции. Имя, знаете. Рекламная раскрутка, понимаете. Большая сила.