Дневник кино
  

Дания - Швеция - Нидерланды, 2005, 139 мин.

драма

Режиссер: Ларс фон Триер

Продюсер: Вибеке Винделов

Сценарист: Ларс фон Триер

Оператор: Энтони Дод Мэнтл

Композитор: Хоаким Хольбек

В ролях: Брайс Даллас Ховард, Исаак Де Банколе, Уиллем Дэфо, Дэнни Гловер, Джон Херт, Жан-Марк Барр, Желико Иванек, Удо Кир, Хлои Севиньи, Михаэль Абитебул, Лорен Бэколл, Верджил Брэмли, Рубен Бринкманн, Дона Кролл, Джереми Дэвис, Льюэлла Гидеон, Фредрик Гилдеа, Мона Хэммонд, Эндрю Хэрдиман, Аки Хирвонен, Джинни Холдер, Эммануэл Идову, Майкл Джонссон, Уэнди Джуэл, Хассе Карлссон, Рик Лаунспач, Сюзетт Льюэллин, Чарлз Макуиньон, Йан Мэттьюз, Сет Мпунду, Шеррелл Мерфи-Рэмос, Джозеф Майделл, Деррик Одиамбо-Уиделл, Джавон Принс, Клайв Роуи, Модо Сей, Эрик Силва, Нина Сосанья, Росс Тэмлор, Эрик Вог, Алемайю Вайкира, Ник Волф

Мандерлей

Manderlay

Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10
Постеры

Алексей Дубинский
29 сентября 2005

Прелесть второй серии приключений Грэйс в стране маленьких людей и больших возможностей в том, что фильм старательно держится за старую эстетику, не забывая подкидывать новые этические задачки. То, что представлялось в Догвиле такой авангардной новинкой, от размелованного пространства до невидимых дверей, в Мандерлее уже кажется усвоенными правилами игры, успешным повторением пройденного, и позволяет не зацикливаться на деталях, внимая в большей степени нравоучительной смысловой конструкции.

Злой и саркастичный Триер вновь уверяет нас, что подлую человеческую натуру не переделать, и кажется, в большей степени, чем в прошлый раз, презирает собственную героиню. Станешь в позицию тотального милосердия – тебе сядут на шею. Подомнешь людишек под себя – они с радостью окунутся в рабское подобострастие. Грэйс теперь не под, а над, на ее стороне сила – физическая и юридическая. Рационалист и позитивист, она уверена, что стоит перекодировать социальный уровень, и человек перестроится внутренне. Она возмущается позорному (по ее мнению) документу – «паевой» тетради бывшей хозяйки Мандерлея, хотя, по большому счету, это умело составленный учебник психологических типов. Черные мандерлейцы и не думают противиться собственной натуре – угодливо исполняют новые «демократические» ритуалы (ходят на голосования и якобы пользуются человеческими правами), но при этом радостно подчиняются еще одной белой женщине. И также как и в Догвиле, здесь у Грэйс появляется свой философский оппонент – как ни странно, это самый угодливый негр Вильгельм. Причем, угодливых в Мандерлее оказывается намного больше, а то, что Грэйс в той самой «книге нравов» вычитала что-то не то, точнее, захотела вычитать, – ну так это ее проблемы.

Убийственность характеристик фон Триера увлекает не меньше самых закрученных триллеров. Смущает в Мандерлее другое. Азарт философа и антрополога у Грэйс можно понять и принять. Но вот сменившая Николь Кидман Брайс Даллас Ховард кажется более невинной и менее опытной, а это ставит в некоторый тупик – откуда такая невинность у девушки, которая практически только что собственноручно пристрелила несостоявшегося любовника, а заодно подчистую спалила целый город? Но это ощущение может и пройти. Ведь присутствие в фильме Ховард может настроить на иной лад – поневоле представляешь Мандерлей такой (явно незапланированной) антитезой философской конструкции М. Найта Шьямалана Таинственный лес. Там Брайс играла невинное дитя, выращенное в пространстве экстремального философского эксперимента над человеческой душой – причем, эксперимента, стоить заметить, полностью удачного. А здесь черные рабы сами становятся под плеть, лишь бы не нарушить сложившуюся иерархию – не столько социальную, сколь психологическую. И ничего с этим не сделаешь. В тесных, маленьких сообществах Догвиля и Мандерлея с мелованными контурами и несуществующими стенами все прозрачно и настолько очевидно, что это не заметит лишь отъявленный рационалист. Опрокинув рацио, отказывшись от него, фон Триер готов вывести героиню в реальное пространство. В какое положение он в следующий раз поставит Грэйс, а Грэйс – бедных жителей грядущего Вашингтона – надо посмотреть.